От ушиба позвоночника на инвалидность

Медико-социальная экспертиза и инвалидность при травмах спинного мозга

Определение
Травма спинного мозга (позвоночно-спинномозговая травма — ПСМТ) — механическое повреждение позвоночника и (или) содержимого спинномозгового канала (спинного мозга, оболочек, сосудов, спинномозговых нервов), проявляющееся спинальной и корешковой симптоматикой, обусловленной первичными структурно-функциональными изменениями, а в дальнейшем патофизиологическими и патоморфологическими процессами.

Эпидемиология
Травматические поражения спинного мозга — один из наиболее тяжелых видов травм, серьезнейшая медико-социальная проблема. Частота ПСМТ составляет 2,6—14,5 на 100 000 населения; в общей структуре травматизма от 0,7 до 4 %, а среди пострадавших с травмой ЦНС — до 10%. В 3—4 раза чаще встречается среди мужчин.
Социальное значение ПСМТ определяется высокой летальностью (17—23 % в остром периоде травмы), тяжелыми и стойкими последствиями, резко изменяющими социальный статус пострадавших. 70—80 % из них становятся инвалидами, при этом преобладают I и II группы инвалидности. В структуре всей первичной неврологической инвалидности на спинальную травму приходится 5,7—5,9 %. Более чем в половине случаев травмам подвергаются лица в возрасте до 45 лет, т. е. наиболее активные в социально-трудовом и военном отношении.
Наиболее частыми причинами спинальных травм мирного времени являются ДТП (35 %) и падение с высоты (32 %). Спортивные травмы составляют около 10% (ныряние, прыжки, борьба), травмы на производстве (сдавление, завалы, удар по позвоночнику) — около 20 %.
Сложность проблемы ПСМТ заключается в том, что пострадавшие нуждаются в помощи специалистов разных профилей — травматолога, нейрохирурга, невролога, уролога и др. Доля осложненных травм позвоночника в структуре всех костных повреждений достигает 17,7%. Неврологическая патология почти всегда имеет место при травме шейного и верхнегрудного отделов позвоночника и у 30—70 % больных с повреждением поясничных и нижнегрудных позвонков (Лившиц А. В., 1990). Костные повреждения отсутствуют лишь у 6,1 % пострадавших (Ручкин Б. Ф., 1989).

I. Периоды в течении травматической болезни спинного мозга (Макаров А. Ю., Амелина О. А., 1992):
1. Острый продолжительностью от нескольких дней до 3—
4 месяцев в зависимости от тяжести и характера травмы.
2. Промежуточный (восстановительный). Продолжительность 1—2 года.
3. Поздний. Может продолжаться неопределенно долго.

II. Классификация острого периода ПСМТ :
1. Открытая — с нарушением целости кожных покровов на уровне повреждения позвоночника, спинного мозга или корешков конского хвоста: а) в зависимости от повреждения стенки позвоночного канала — проникающие и непроникающие; б) огнестрельные и колото-резаные.
2. Закрытая — без нарушения целости кожных покровов:
а) с повреждением позвоночника (связочного аппарата, дисков, костных структур, множественные); стабильные и нестабильные;
б) без повреждения позвоночника; в) по клинической форме: сотрясение спинного мозга; ушиб спинного мозга (легкой, средней и тяжелой степени); сдавление спинного мозга.
3. По локализации поражения (закрытая и открытая травма):
а) спинного мозга (шейного, грудного, пояснично-крестцового отделов); б) корешков конского хвоста.

III. Классификация (клинико-морфологическая) позднего периода закрытой ПСМТ (Макаров А. Ю., Амелина О. А., 1992):
1. Без компрессии спинного мозга: а) с обратимыми морфологическими и функциональными изменениями; б) с необратимыми спинальными и корешковыми морфологическими изменениями.
2. С компрессией спинного мозга: а) с необратимыми спинальными и корешковыми морфологическими изменениями;
б) с прогрессирующими морфологическими изменениями (миело- патия, арахноидит.

Патогенез, патоморфология
В настоящее время рассматриваются на основании прижизненно выявляемых методом МРТ морфологических изменений спинного мозга, прилежащих костных структур и мягких тканей: переломы позвонков, разрыв связочного аппарата, посттравматическая грыжа диска, а также врожденной патологии, в первую очередь стеноза шейного отдела позвоночного канала (Maravilla, Cohen, 1991; Холин А. В., 1992, и др.).

1. В остром периоде ПСМТ. Возможность повреждения спинного мозга и корешков: крайняя степень сгибания, разгибания, компрессия вследствие перелома как тела, так и дужек позвонков. Некоторые патогенетические механизмы: 1) сосудистая недостаточность вследствие сужения или компрессии действенных радикуло-медуллярных артерий, особенно при нарушении общей
гемодинамики (с очагом размягчения); 2) гематомиелия (точечная или сливная). В 5 раз чаще наблюдается у пациентов с компрессией спинного мозга, чем без нее, и типична для открытых травм, например, ножевых ранений. По данным МРТ регресс морфологических изменений в течение нескольких недель, в позднем периоде — кистозные изменения либо атрофия спинного мозга;
3) ушиб спинного мозга. В зависимости от тяжести и наличия сопутствующей компрессии: отек ниже уровня компрессии может держаться до 2 месяцев, при ее отсутствии исчезает в течение нескольких дней, что сопровождается восстановлением нарушенных функций; первичный травматический некроз спинного мозга с большой распространенностью по его поперечнику и относительно меньшей по длиннику; 4) полное поперечное поражение с неровными краями мозговой ткани и поздним образованием рубцов.

2. В промежуточном и позднем периодах ПСМТ основными патогенетическими факторами, приводящими к прогрессирующему течению заболевания с усугублением имевшегося неврологического дефицита или появлением новых симптомов, являются (Макаров А. Ю., Амелина О. А., 1994):
1) сохраняющаяся компрессия спинного мозга (нарушение проходимости субарахноидального пространства, сдавление мозга, его деформация);
2) прогрессирующий спаечный оболочечный процесс (облитерация, субарахноидального пространства, кисты), являющийся одним из факторов дисциркуляторной миелопатии;
3) прогрессирующая миелопатия. Варианты клинико-морфо- логических проявлений:
а) атрофия спинного мозга (локальная или диффузная);
б) миеломаляция (очаги некроза, отека, глиоза, микрокисты), чаще после тяжелого ушиба с синдромом полного или частичного нарушения проводимости спинного мозга;
в) кистозная дегенерация: микрокистозная и макрокистозная (сирингомиелитический синдром);
г) дисциркуляторная миелопатия;
д) сочетание указанных проявлений.

Клиника и критерии диагностики
I. В остром периоде ПСМТ:
1. Сопутствующие повреждения позвоночника:
а) стабильные переломы. Нет повреждения «заднего опорного комплекса», т. е. межпозвонковых суставов, надостистой и желтой связок, обеспечивающих статическую функцию позвоночника. Восстановление его функций происходит в сроки от 7 до 8, самое большее — до 12 месяцев. В позднем периоде травмы она компенсирована;
б) нестабильные переломы. Наблюдаются в различных сочетаниях обширные повреждения тел позвонков, оскольчатые переломы с клином Урбана, компрессионные переломы тел позвонков (чаще C5—С6 и Th12—L1) со снижением высоты тел на 1/2 и больше, элементы вывиха с повреждением связочного аппарата и нарушением анатомических соотношений в сегменте, которые в ряде случаев могут прогрессировать и вызывать неврологические расстройства наряду с декомпенсацией функции позвоночника. Четкого параллелизма между тяжестью повреждения позвоночника и спинного мозга нет, хотя травма спинного мозга сопровождается повреждением различных структур позвоночника в 30— 40 % случаев. Клинический и трудовой прогноз обычно неблагоприятны. Показаны операции, стабилизирующие позвоночник, иногда с декомпрессивной ламинэктомией и последующим кор- породезом, сроки восстановления функции позвоночника нередко затягиваются до 2 лет.
В 40 % случаев ПСМТ сочетается с другими костными повреждениями — конечностей, костей таза, переломами ребер, закрытой ЧМТ, повреждением внутренних органов. Локализация и характер сочетанной патологии учитываются при суждении о прогнозе и степени ограничения жизнедеятельности пострадавших.

2. Клинические формы острой травмы спинного мозга. Повреждение спинного мозга, как правило, приводит к развитию спинномозгового шока с синдромом полного нарушения проводимости: вялый паралич мышц дистальнее участка повреждения, атония парализованных мышц, выпадение рефлексов и всех видов чувствительности по проводниковому типу. Характерна обратимость неврологических нарушений, обычная их продолжительность — от 2—4 до 5—7 недель в зависимости от тяжести травмы. Шок может поддерживаться и усугубляться при наличии сдавления спинного мозга, расстройствах кровообращения и ликворо- обращения. В дальнейшем клиническая картина зависит от уровня, степени и характера повреждения спинного мозга:
а) сотрясение спинного мозга. Клинически проявляется сегментарными нарушениями в виде кратковременной слабости мышц, снижением рефлексов, утратой чувствительности, иногда в сочетании с легкими проводниковыми расстройствами в виде задержки мочи, пирамидными знаками. Указанные симптомы почти полностью исчезают в течение первых 5—7 суток;
б) ушиб спинного мозга. Характеризуется сочетанием функциональных и морфологических изменений в виде очагов контузии и размягчения. При ушибе легкой степени сегментарные неврологические симптомы сочетаются с синдромом частичного нарушения проводимости. Они сохраняются более 7 суток, восстановление функций почти полное и происходит в течение месяца. Ушиб средней степени проявляется синдромом частичного или полного нарушения проводимости с неполным восстановлением функций в течение 2—3 месяцев. Ушиб тяжелой степени возникает при значительном анатомическом или аксональном (когда целость спинного мозга внешне сохранена) повреждении мозга. Истинная степень частичного повреждения может быть выявлена лишь по истечении нескольких месяцев после травмы. Возможно незначительное улучшение или сохранение синдрома полного нарушения проводимости.
При ушибах спинного мозга в ликворе нередко обнаруживается примесь крови. В связи с вовлечением в процесс сосудов (ангиоспазм, компрессия) легкие травмы могут сопровождаться тяжелым поражением спинного мозга, иногда уровень травмы не соответствует границе неврологических расстройств или выявляются два очага поражения.
Травматическая гематомиелия в 90% случаев встречается на уровне шейного и лишь в 10% — поясничного утолщения. Как правило, проявляется резкой опоясывающей болью в соответствующих сегментах, нарушением поверхностной чувствительности, сегментарными парезами, иногда нарушением тазовых функций. Кровоизлияние обычно захватывает серое вещество на протяжении 3—4 сегментов, излившаяся кровь не попадает в белое вещество, но сдавливает его изнутри, в результате клиническая картина включает наряду с сегментарными и проводниковые симптомы. По мере рассасывания крови исчезают проводниковые расстройства, формируется полость или глиальный рубец, чаще с характерным сирингомиелитическим синдромом. На восстановление функций требуется от нескольких недель до 4 и более месяцев;
в) сдавление спинного мозга всегда сопровождается его ушибом средней или тяжелой степени с очагами первичного и вторичного размягчения. Различают сдавление отломками или телами позвонков, дисками, поврежденными связками, эпи- или суб- дуральной гематомой. Неврологическая симптоматика, как правило, тяжелая, с частичным или полным нарушением проводимости. Прогноз зависит от своевременно проведенного оперативного лечения;
г) особенности открытой спинномозговой травмы; отсутствие травматического повреждения позвоночника (за исключением огнестрельных ранений); возможность частичного повреждения спинного мозга, чаще всего проявляющегося синдромом Броун- Секара.

II. В промежуточном и позднем периодах ПСМТ:
1. Синдром полного нарушения проводимости спинного мозга (у 30 % больных).
2. Нарушения, возникшие в остром периоде и в различной степени регрессирующие в дальнейшем. Выраженность и характер неврологического дефицита зависят от уровня поражения:
а) на шейном уровне при синдроме частичного нарушения проводимости формируется смешанный верхний и спастический нижний парапарез, возникают расстройства чувствительности сегментарного типа на руках и проводникового типа ниже уровня поражения, с нарушением функции тазовых органов по центральному типу, корешковыми болями в верхних конечностях с иррадиацией в затылок, шею. При высокой шейной локализации нередки стволовые симптомы, преимущественно бульбарные, вестибулярное головокружение, иногда расстройство поверхностной чувствительности на лице по луковичному типу;
б) на грудном уровне: спастический нижний парапарез или параплегия, проводниковая гипо- или анастезия, расстройства тазовых функций центрального типа;
в) на уровне поясничного утолщения спинного мозга: вялый паралич нижних конечностей, выпадение сухожильных и поверхностных рефлексов, анестезия ниже уровня повреждения, задержка мочи и стула с периодическим недержанием;
г) при синдроме поражения конуса спинного мозга отсутствуют парезы, наблюдаются анестезия в аногенитальной зоне, истинное недержание мочи и кала;
д) повреждение корешков конского хвоста: вялые парезы дистальных отделов нижних конечностей, как правило, асимметричные, сопровождающиеся атрофией соответствующих групп мышц. В зависимости от степени повреждения корешков наблюдаются расстройства чувствительности в виде гипо-, анестезии, а чаще гиперестезии с выраженным болевым синдромом. Угнетение сухожильных рефлексов асимметрично, тазовые нарушения по периферическому типу.
3. Клинические синдромы, обусловленные прогрессирующим течением травматической болезни:
а) прогрессирующая посттравматическая миелопатия (у 28 % больных). Синдромы:
— сирингомиелитический;
— бокового амиотрофического склероза;
— спастической нижней параплегии;
— дисциркуляторной миелопатии, редко — острого нарушения спинномозгового кровообращения в нижнем артериальном бассейне.
Факторы, способствующие развитию посттравматической миелопатии: врожденный стеноз позвоночного канала, оболочеч- ный спаечный процесс, реактивная гиперплазия задней продольной связки позвоночника, травматическая грыжа диска с прола- бированием в просвет позвоночного канала, а также деформация позвоночных сегментов и спинного мозга;
б) спинальный арахноидит с облитерацией субарахноидального пространства, кистами (в 7 % случаев). Чаще локальный в зоне ушиба, компрессии спинного мозга. Однако возможен распространенный спаечный процесс, клинически проявляющийся чувствительно-двигательными нарушениями, возникающими через 1,5—10 лет после ПСМТ, усугубляющими выраженность прямых ее последствий. Клинически: полирадикулярный болевой синдром, проводниковые чувствительные расстройства (на отдалении от места травмы), усугубление имевшихся пирамидных и вялых парезов. Типичны неустойчивость симптомов, ремиссии, обострения;
в) дегенеративно-дистрофический процесс в виде деформации тел позвонков, остеохондроза в области пораженных сегментов со стойким корешковым болевым синдромом; деформирующий спондилез.

III. Данные дополнительных исследований:
1. Спондилография. В зависимости от локализации поражения в передне-задней, боковой и косой проекциях, при необходимости— томография. Отчетливо выявляются переломы, переломо-вывихи, вывихи позвонков.
2. КТ — визуализирует костные структуры, позвоночный канал, мелкие костные фрагменты, переломы дужки.
3. МРТ — позволяет получить многоплановое изображение спинного мозга, выявить морфологические изменения других мяг- котканных структур позвоночника (травматические грыжи дисков, гематомиелия, эпидуральная гематома и др.). Морфологические изменения спинного мозга отчетливо визуализируются в остром периоде ПСМТ, прослеживаются в промежуточном и фиксируются при прогредиентном течении травматической болезни спинного мозга, что позволяет объективизировать морфологическую основу клинического синдрома, описанную выше (Макаров А. Ю. и др., 1995). Возможность оценки состояния позвоночного канала, характера и степени компрессии спинного мозга определяет показания, объем и тактику нейрохирургического вмешательства.
4. Люмбальная пункция с определением проходимости субарахноидального пространства, исследованием ликвора (примесь крови в остром периоде, увеличение содержания белка).
5. Миелография с водорастворимыми контрастами (при невозможности произвести МРТ и КТ).
6. Осмотр хирурга, травматолога, терапевта (сопутствующее поражение внутренних органов, других костных структур).
7. ЭМГ для объективизации синдромов прогрессирующей миелопатии, корешкового поражения.
8. Тепловизиография (уточнение уровня поражения спинного мозга, сосудистых нарушений).
9. Урологическое обследование: цистометрия, цистоскопия, ЭМГ-оценка иннервации поперечно-полосатого сфинктера мочевого пузыря (объективизация характера и степени нарушения его функции).

Дифференциальный диагноз
1. В остром периоде ПСМТ (при отсутствии данных о сопутствующей спинномозговой травме, в случае контузии взрывной волной и в других ситуациях): а) с острым нарушением спинномозгового кровообращения, в частности острой радикуломиелоишемией; б) гематомиелией при сосудистой мальформации.
2. В позднем периоде травматической болезни спинного мозга (преимущественно при прогрессирующем течении) дифференциальный диагноз проводится:
а) с миелопатией спондилогенного, сосудистого и смешанного генеза;
б) с опухолью спинного мозга;
в) с боковым амиотрофическим склерозом;
г) с сирингомиелией;
д) со спинальной амиотрофией и некоторыми прогрессирующими дегенеративно-дистрофическими заболеваниями спинного мозга.
Необходимо учитывать, что указанные заболевания, например сосудистые поражения, могут впервые проявиться или отчетливо прогрессировать под влиянием ПСМТ как в остром периоде, так и впоследствии.

Течение и прогноз
1. Основные факторы, определяющие клинический прогноз, степень ограничения жизнедеятельности при ПСМТ: вид травмы (открытая, закрытая); локализация, клиническая форма и тяжесть повреждения; наличие осложнений (выраженные тазовые, трофические нарушения), сочетанный характер травмы, эффективность лечебно-восстановительных мероприятий, социально-трудовой реабилитации.
2. В общем плане целесообразно выделять (Угрюмов В. М., 1973) три группы больных: а) с обратимыми изменениями — полным или почти полным восстановлением функций спинного мозга; б) с сочетанием обратимых и необратимых изменений — частичным восстановлением функций спинного мозга; в) с необратимыми изменениями (анатомический или аксональный перерыв спинного мозга или корешков конского хвоста) — восстановление отсутствует, а в отношении некоторых функций может быть за счет компенсаторных приспособлений, регенерации после сшивания корешков конского хвоста.
По данным литературы, выздоровление после ПСМТ наблюдается у 17—32%, улучшение — у 32—42%, состояние без изменений — у 7—50 % больных.
3. Наибольшие изменения неврологической картины происходят в течение первого и второго года после травмы, причем у 70 % пострадавших отмечается частичное или полное восстановление функций, у 21 % состояние существенно не меняется, и лишь у 9 % происходит ухудшение. В последующие годы (от 2 до 45 лет после травмы) у 50 % больных неврологический дефицит стабильно сохраняется, у 30 % продолжается медленное улучшение и приспособление к дефекту, а у 20 % неврологическая картина ухудшается (Амелина О. А., 1992). Основные причины про- гредиентного течения изложены выше.
4. Трудовой прогноз благоприятнее в случае раннего восстановления и стабилизации анатомо-физиологических взаимоотношений сегментов позвоночника хирургическим или (лучше) консервативным путем.

Принципы лечения в остром и промежуточном периодах ПСМТ
1. Этапность и преемственность лечебных мероприятий:
а) первая помощь на месте происшествия — иммобилизация, щадящая транспортировка, противошоковые мероприятия, катетеризация и др.; б) госпитализация в травматологическое, нейрохирургическое, специализированное отделение; в) дальнейшее лечение в отделении восстановительной терапии, реабилитационном центре (специализированном отделении нейрореабилитации), санатории соответствующего профиля, в амбулаторных условиях.
2. Консервативная терапия в остром периоде: коррекция витальных дисфункций, предотвращение дальнейшего повреждения спинного мозга — налоксон, метилпреднизолон; препараты, улучшающие микроциркуляцию, процессы тканевого обмена (це- ребролизин, анаболические гормоны, ноотропы и др.); лечение пролежней, мочевой инфекции, предупреждение и лечение спаечного оболочечного процесса (пирогенал, лидаза) и др. При повышении мышечного тонуса — баклофен, сирдалуд и другие миорелаксанты; точечный массаж, в дальнейшем—лечебная физкультура, физиотерапия.
3. Хирургическое лечение больных с осложненными повреждениями позвоночника. Функционально-консервативный метод — вытяжение. При нестабильных переломах, компрессии спинного мозга — оперативное лечение. Основная задача — декомпрессия нервно-сосудистых образований (спинной мозг, корешки) с последующим спондилодезом поврежденных двигательных сегментов. Применяются фиксация или резекция тел позвонков с аутотрансплантацией и другие современные методы. В дальнейшем, по показаниям, — ортопедическое лечение.
При огнестрельных ранениях объем и характер оперативного вмешательства определяются особенностями травмы, состоянием пострадавшего. В случае проникающего ранения позвоночника и спинного мозга обычно необходима ранняя операция.
4. Соблюдение сроков пребывания в стационаре. Они сугубо ориентировочны, зависят от особенностей костных повреждений, необходимости повторных оперативных вмешательств, ранений, осложнений, сочетанного характера травмы. Если учитывать лишь поражение спинного мозга, то при его сотрясении продолжительность стационарного лечения должна быть не менее 1,5—2 недель; при легком ушибе — 3—4 недели, ушибе средней тяжести— 1,5—2 месяца, тяжелом ушибе 3—4 месяца.

Медико-социальная экспертиза Критерии ВУТ
1. В остром и промежуточном периодах ПСМТ:
а) при одновременном повреждении костных структур:
— в случае стабильного перелома (без нарушения «заднего опорного комплекса») ВН до 4 месяцев, у лиц физического труда продолжение лечения по больничному листу до 8—10 месяцев;
— в случае нестабильного перелома ВН до 8—12 месяцев.

При решении вопроса о необходимости направления на
БМСЭ и продолжения лечения по больничному листу обязательно учитывается и прогноз в отношении восстановления функций спинного мозга;
б) без повреждения костных структур:
— при сотрясении и легком ушибе спинного мозга — ВН не менее 1—1,5 месяцев. Больным, работа которых связана с длительной ходьбой, значительным физическим напряжением, должно быть предоставлено временное облегчение условий труда по заключению КЭК;
— при ушибе средней тяжести, в частности сопровождающемся гематомиелией, ВН обычно 3—4 месяца. Если к 4-му месяцу продолжается восстановление нарушенных функций и можно ожидать дальнейшего улучшения, что позволит больному вернуться к труду или определить III группу инвалидности вместо
II группы, то целесообразно продолжение ВН еще на 2—3 месяца. Многие больные, приступившие к работе, также нуждаются в создании облегченных условий труда по решению ВК;
— при тяжелом ушибе, полном или частичном поперечном повреждении спинного мозга в связи с неблагоприятным клиническим и трудовым прогнозом продолжение ВН свыше 3 месяцев обычно нецелесообразно. Они должны быть освидетельствованы в БМСЭ;
— при травме конского хвоста, особенно сопровождающейся кровоизлиянием в этой области, сроки ВН зависят от результатов оперативного лечения, обычно они составляют не менее 2—3 месяцев. При сохраняющемся болевом синдроме, двигательных и тазовых нарушениях больные должны быть направлены на БМСЭ;
— при открытой спинномозговой травме продолжительность ВН определяется в основном тяжестью ранения спинного мозга (частичный, полный перерыв), объемом и результатами проводившегося оперативного лечения. Обычно ВН — не менее 2— 3 месяцев.

2. В позднем периоде ПСМТ:
а) в случае декомпенсации в течение травматической болезни, необходимости повторного стационарного обследования, лечения ВН — 1—2 месяца, в том числе и у работающих инвалидов;
б) при выявившейся функциональной недостаточности позвоночника, в частности после оперативного лечения; необходимости ортопедической помощи; обострении радикулопатии вследствие развившегося остеохондроза позвоночника (продолжительность ВН в зависимости от степени дисфункции, эффективности терапии);
в) при прогрессирующей посттравматической миелопатии, обострении спинального арахноидита (на время диагностики, стационарного и амбулаторного лечения). В случае неблагоприятного прогноза больные направляются на БМСЭ с целью определения или усиления группы инвалидности.
Основные причины ограничения жизнедеятельности в позднем периоде ПСМТ
1. Двигательные нарушения: центральные, реже вялые моно-, пара-, тетрапарезы, степень которых усугубляется изменениями мышечного тонуса (спастичность, атония), вторичными мышечными контрактурами, сухожильными ретракциями. Характеристику ограничения жизнедеятельности в зависимости от локализации и степени двигательного дефекта. Сопутствующие вегетативные и трофические нарушения, наблюдающиеся у 24 % больных, также сказываются на их жизнедеятельности, однако они обычно сочетаются с парезами, которые являются ведущими при оценке трудоспособности.
2. Тазовые нарушения встречаются у 86 % больных. Выделяют три степени тяжести тазовой дисфункции (компенсированную, декомпенсированную, выраженную). В зависимости от уровня травмы и степени повреждения спинного мозга возможны различные типы расстройств мочеиспускания: рефлекторный, гипорефлекторный, гиперрефлекторный, атоничный и смешанный (Лившиц А. В., Вишневский А. В., 1974). Тазовые и двигательные нарушения обычно комбинируются, поэтому в комплексе влияют на жизнедеятельность и трудоспособность больных, однако они могут быть и ведущими. Умеренная задержка мочеиспускания, редкие императивные позывы обычно в меньшей степени сказываются на качестве жизни, чем недержание. Необходимость контроля за мочеиспусканием, дефекацией, пользование мочеприемником исключают физическое напряжение, постоянное пребывание на рабочем месте, осложняют постоянное нахождение в коллективе. Все это ограничивает возможности труда в обычных производственных условиях.
3. Нарушения чувствительности в ряде случаев существенно усугубляют си пень ограничения жизнедеятельности вследствие корешкового болевого синдрома и особенно после травмы конского хвоста. В зависимости от стойкости и выраженности болевой синдром в различной степени влияет на трудоспособность. Она в основном ограничивается или утрачивается в профессиях, предполагающих необходимость нагрузки на позвоночник, вынужденного положения туловища и конечностей, длительного стояния, ходьбы. Одновременно существенное значение может иметь нарушение статико-динамической функции позвоночника, обусловленное последствиями переломов. В редких случаях к ограничению жизнедеятельности приводит сенситивная атаксия.
— закрытая травма позвоночника с компрессионным переломом Th6. Ушиб спинного мозга средней тяжести с умеренно выраженным нижним парапарезом, нарушением функции тазовых органов. Острая стадия;
— ПСМТ с компрессионным переломом тел C5—С6-позвонков, тяжелым ушибом спинного мозга, умеренным верхним вялым парапарезом и выраженным спастическим парапарезом нижних конечностей, умеренными тазовыми нарушениями, легким корешковым болевым синдромом. Поздний период;
— последствия закрытой спинномозговой травмы (ушиба мозга на уровне Th4—Th5). Прогрессирующая миелопатия (микрокистозная дегенерация) с умеренным нижним спастическим парапарезом, легкими тазовыми нарушениями центрального типа.

Противопоказанные виды и условия труда
1. Связанные со статической нагрузкой, резкими и постоянными движениями верхних конечностей, в различных отделах позвоночника, с вынужденным положением туловища и т. п.
2. Связанные с физическим напряжением (особенности в зависимости от локализации и распространенности парезов). Например, при умеренном атрофическом парезе дистального отдела верхних конечностей необходимость тонких координированных движений пальцами.
3. При нарушении функции тазовых органов: требующие постоянного нахождения на рабочем месте (оператор, сборщик на конвейере и т. п.).
4. Общие — воздействие неблагоприятных метеорологических факторов (особенно охлаждения), токсических веществ.

Трудоспособные больные
1. Перенесшие сотрясение, легкий ушиб спинного мозга с полным восстановлением функций, не осложненный переломом позвоночника, либо со стабильным переломом, рационально трудоустроенные (иногда после длительной ВН).
2. После легкого или средней тяжести ушиба спинного мозга в значительной степени компенсировавшие двигательный дефект, без других осложнений травмы, если необходимые облегченные условия труда могут быть предоставлены по заключению ВК.

Показания для направления на БМСЭ
1. Неблагоприятный клинический и трудовой прогноз в связи со значительным нарушением функций и социальной недостаточностью вследствие тяжелой ПСМТ и медленным восстановлением, несмотря на активное лечение.
2. Невозможность вернуться к труду по специальности из-за особенностей двигательного дефекта, других нарушений функций.
3. Прогрессирующее течение травматической болезни спинного мозга, поздняя функциональная недостаточность и остеохондроз позвоночника с болевым синдромом, другие осложнения (при сочетанной травме).

Необходимый минимум обследования при направлении на БМСЭ
1. Данные спондилографии, миелография.
2. Результаты люмбальной пункции.
3. КТ, МРТ (при возможности).
4. ЭМГ, ЭНМГ (при необходимости).
5. Результаты урологического обследования.
6. ЭМГ поперечно-полосатого сфинктера мочевого пузыря (для объективизации тазовых нарушений).
7. Данные осмотра травматолога, нейрохирурга.
8. Общие клинические анализы крови, мочи.

Критерии инвалидности

I группа: резко выраженное ограничение жизнедеятельности — неспособность к передвижению, выраженное нарушение функций верхних конечностей (по критериям нарушения способности к передвижению и самообслуживанию третьей степени).

II группа: выраженное ограничение жизнедеятельности: а) выраженный верхний или нижний парапарез, реже гемипарез, а также умеренные, но распространенные двигательные нарушения (три-, тетрапарезы); значительные расстройства функции тазовых органов, стойкий выраженный корешковый болевой синдром (по критериям нарушения способности к передвижению, самообслуживанию второй степени, к трудовой деятельности второй и третьей степени); б) прогрессирующее течение травматической болезни с развитием тяжелой посттравматической миелопатии;
в) сложные-оскольчатые и компрессионные переломы позвонков со снижением высоты тел на 1/2 и больше и нестабильностью в позвоночных сегментах; г) неясный клинический прогноз в случае планируемого оперативного лечения, длительный срок репарации и перестройки трансплантата; д) тяжелая сочетанная травма с комбинированными дефектами (используются критерии ограничения способности к передвижению, самообслуживанию второй степени).

III группа: умеренное ограничение жизнедеятельности: а) двигательные нарушения частично ограничивающие возможность передвижения, выполнение прикладных действий (умеренные, реже легкие моно-, пара-, три-, тетрапарезы); умеренно выраженный болевой синдром и расстройство функции тазовых органов, если они препятствуют работе по основной профессии, а также при условии снижения квалификации или уменьшении объема производственной деятельности (по критериям нарушения способности к передвижению и трудовой деятельности первой степени).
Динамика инвалидности в зависимости от тяжести травмы и характера нарушения функций: у 15% больных — утяжеление группы инвалидности, у 54% инвалидность остается стабильной длительное время, а в 31 % случаев осуществляется частичная или полная реабилитация.

В случае выраженного нарушения функций спинного мозга, при неэффективности реабилитационных мероприятий группа инвалидности определяется бессрочно (после 5 лет наблюдения).

Причины инвалидности: 1) общее заболевание; 2) травма, полученная в период военной службы; 3) трудовое увечье. В этом случае БМСЭ определяет степень утраты профессиональной трудоспособности; 4) инвалидность с детства.
Основанием для признания инвалидом ребенка, перенесшего спинномозговую травму, является: а) на два года — необходимость длительного лечения и реабилитации; б) до достижения 18-летнего возраста — паралич или глубокий парез одной или более конечностей.

Профилактика инвалидности
1. Первичная профилактика: предотвращение ПСМТ, в частности производственных, спортивных.
2. Вторичная профилактика: а) соблюдение сроков стационарного лечения, оптимальный объем лечебно-восстановительных мероприятий, включая ортопедическое, хирургическое лечение; б) диспансерное наблюдение после стационара: у перенесших тяжелую ПСМТ кратность осмотров не реже 2 раз в месяц, затем не реже 3—4 раз в год; после легкой травмы — 1 раз в месяц в течение 3 месяцев, затем 1 раз в 3 месяца; с выраженным стойким нарушением функций — 1 раз в год; в) соблюдение сроков ВН; г) продление лечения по больничному листу для долечивания пострадавших с продолжающимся восстановлением функций; д) создание облегченных условий труда по заключению ВК.
3. Третичная профилактика: а) своевременное выявление и лечение больных с прогрессирующей посттравматической миелопа- тией, арахноидитом, декомпенсацией функции позвоночника; б) рациональное трудоустройство инвалидов III группы; в) обоснованное и своевременное определение инвалидности.

Реабилитация
Основные принципы те же, что при ЧМТ.
Индивидуальная программа реабилитации пострадавшего с ПСМТ — непрерывный продолжительный процесс, направленный на максимальное восстановление и компенсацию нарушенных функций, а следовательно, степени ограничения жизнедеятельности и социальных последствий травмы. Программа составляется с учетом прогнозируемого уровня реабилитации: полной, частичной, бытовой.
Реабилитационный потенциал больных с частичным нарушением проводимости спинного мозга в целом неплохой. При этом следует учитывать сохранность интеллекта и возможность активного участия больного. Реабилитационные мероприятия помимо медицинского должны включать социальный, профессиональный и психологический аспекты (Коган О. Г., Найдин В. JL, 1983). Однако эффективность восстановительного лечения недостаточна. Неудовлетворительные результаты по разным источникам наблюдаются у 16—47% больных, хотя оптимальная и удовлетворительная компенсация возможна в 30—60 % случаев.

1. Медицинская реабилитация включает восстановительные мероприятия, которые должны проводиться поэтапно в стационаре, специализированном реабилитационном центре, санатории соответствующего профиля, а также в амбулаторных условиях (в поликлинике, дома, на работе). Комплекс лечебно-восстано- вительного лечения помимо медикаментозной терапии предполагает стимуляцию спинного мозга с помощью вживленных электродов, гипербарическую оксигенацию.
Одним из важнейших условий медицинской реабилитации пострадавших является восстановление самостоятельной функции мочеиспускания и дефекации. Применяются различные способы электростимуляции мочевого пузыря с целью восстановления активного мочеиспускания. Разработан способ лечения больных с недержанием мочи путем трансуретральной электростимуляции поперечно-полосатого сфинктера мочевого пузыря, сочетающийся с тренировкой сокращения сфинктера путем биологической обратной связи в виде регистрирующейся электромиограммы (Амелина О. А., Павлов В. С., 1992). Метод эффективен у 30% больных с недержанием мочи при частичной денервации сфинктера.
На заключительном этапе восстановительного лечения особое внимание должно уделяться укреплению компенсаторных механизмов. Используются комплексы лечебной гимнастики, массажа, иглорефлексотерапия, направленные на увеличение мышечной силы, профилактику атрофий, контрактур. Специальные методы применяются для восстановления способности к самостоятельному передвижению, выработки навыков бытового самообслуживания.

2. Профессиональная реабилитация включает психологический аспект, профессиональное обучение (переобучение), рациональное трудоустройство. Важнейшим этапом комплексной системы реабилитации является обучение инвалидов доступным профессиям. Используются возможности приобретения новой профессии непосредственно на производстве или в специализированных учебных заведениях (техникумы-интернаты, профессионально-технические училища).
Инвалидам III группы доступны легкие виды труда, не связанные с вынужденным положением туловища и длительным пребыванием на ногах. Трудовая рекомендация должна учитывать характер и степень двигательного дефекта и других нарушений, профессиональную подготовку, личные пожелания и объективные возможности для трудоустройства инвалида. Возможны все виды административно-хозяйственного труда, работа слесаря-сборщика малогабаритной аппаратуры, оператора ЭВМ, закройщика, фотографа, лаборанта, библиотекаря, архивариуса и др. Оптимальный характер труда должен соответствовать легкой и средней степени тяжести. Для инвалидов I и II групп может быть рекомендован труд в специально созданных условиях на производстве, а также надомный. Для них доступны все виды умственного труда при соответствующем образовании или после обучения (научный работник, переводчик, юрист и др.), а также широкий круг профессий легкого ручного физического труда (вязальщик, чертежник, часовщик, радиомонтажник, переплетчик и т. д.). Вовлечение в трудовую деятельность инвалидов вследствие ПСМТ, особенно I и II групп, способствует улучшению их общего состояния, является ощутимым психологическим фактором, положительно сказывающемся на качестве жизни. В этом отношении весьма значимы и занятия спортом.

3. Социальная реабилитация. Одной из важных мер социальной помощи, способствующей реабилитации инвалидов, является снабжение их велоколясками, кресло-колясками (параличи и парезы обеих нижних конечностей с отсутствием или значительным ограничением активных движений в проксимальных отделах; паралич или выраженный парез одной нижней конечности; заболевания, деформации позвоночника, значительно затрудняющие стояние и ходьбу), рабочими и бытовыми приспособлениями, в частности мочеприемниками, обеспечение техническими средствами реабилитации, например тренажерами, адаптация квартиры к потребностям инвалида также во многом способствуют уменьшению степени социальной недостаточности больных с последствиями ПСМТ.

источник

МСЭ ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ ПОЗВОНОЧНИКА И ТАЗА

МСЭ и инвалидность при переломах позвоночника
МСЭ и инвалидность при переломах таза
МСЭ и инвалидность при переломах костей таза

Повреждения позвоночника и таза встречаются относительно реже повреждений других отделов костно-мышечной системы. В частности, переломы позвоночника составляют от 2 до 18 %, а переломы костей таза от 4 до 7 % всех переломов костей. Столь широкий диапазон частоты повреждений связан с социально-экономическими условиями. Рассматриваемые повреждения обычно возникают при автоавариях, падениях с высоты, обвалах в шахтах. Поэтому в индустриальных районах страны, особенно с развитой горнодобывающей промышленностью, интенсивным транспортным движением травмы позвоночника и таза происходят чаще.
Значительная тяжесть клинического течения повреждений позвоночника и таза обусловливает большое количество неудовлетворительных исходов, приводящих к нарушению трудоспособности пострадавших.
Повреждения позвоночника, например, стойко занимают 3-е место среди причин инвалидности вследствие травм костно-мышечной системы.
Необходимо отметить, что повреждения позвоночника и костей таза встречаются преимущественно у лиц трудоспособного возраста, большинство из которых — мужчины (80 %).
Тяжесть последствий повреждения обусловливается тем, что позвоночник и таз выполняют не только опорную, но и защитную функцию для спинного мозга, органов брюшной полости и малого таза, повреждение которых значительно осложняет процесс лечения и утяжеляет прогноз.

МСЭ при повреждениях позвоночника.
Большая часть травм позвоночника относится к закрытым, 20 % из них сопровождаются повреждением спинного мозга и нервных стволов внутри позвоночного канала и осложняются параличами, парезами, нарушениями функции тазовых органов или трофическими расстройствами.
Неосложненные повреждения подразделяются на ушибы, растяжения, подвывихи, вывихи, переломовывихи и переломы. Среди последних по локализации различают переломы поперечных, остистых и суставных отростков, переломы дужек и тел позвонков.
Экспертное значение различных повреждений позвоночника неоднозначно. Наиболее тяжелые последствия возникают при вывихах, переломовывихах и переломах тел позвонков. Указанные повреждения чаще возникают при непрямом механизме травмы. Сгибательный механизм может привести к перелому тела позвонка с клиновидной деформацией его.
При сгибательно-вращательном механизме травмы наблюдается сочетание клиновидной деформации тела позвонка с переломом суставных отростков, подвывихом или вывихом позвонка. Разгибательный механизм травмы приводит к разрыву передней продольной связки и межпозвоночных дисков, иногда к перелому суставных отростков и очень редко — к задней клиновидной деформации тела позвонка.
При компрессионном механизме травмы, когда сила действует в направлении, близком к продольной оси позвоночника, происходит оскольчатый «взрывной» перелом тела позвонка или повреждение межпозвоночного диска.

При переломах различают 3 степени деформации тела позвонка.
При I степени деформации высота тела в любом его отделе снижена в пределах 1/3, при II степени — на 1/2 и при III степени более чем на 1/2 высоты.
Для определения тактики лечебной помощи и экспертизы трудоспособности важно различать стабильные и нестабильные переломы позвоночника. Стабильность позвоночника прежде всего обеспечивается целостью заднего опорного комплекса, состоящего из суставных отростков, дужек, остистых и поперечных отростков позвонков, а также связочного аппарата — задней продольной, желтых, межостных и надостной связок.
При вывихах, переломовывихах, при компрессии тел позвонков более чем на 1/2 их высоты при оскольчатых переломах, а также при нарушениях целости элементов заднего опорного комплекса повреждения позвоночника рассматриваются как нестабильные.
Нестабильность позвоночника может быть вторичной вследствие нарушений консолидации тел позвонков, особенно часто имеющих место при тяжелых компрессионно-оскольчатых переломах.

В практике МСЭ чаще всего приходится проводить экспертизу трудоспособности лиц с последствиями вывихов и переломов тел позвонков и реже — с последствиями переломов дужек или резекций их при хирургических вмешательствах, приводящих к нестабильности позвоночника.
Подвывихи и вывихи позвонков наблюдаются чаще в наиболее подвижных шейном и поясничном отделах позвоночника и возникают при разрыве связочного аппарата.
Вывихиваются чаще III и IV шейные позвонки, вывих I позвонка нередко сочетается с переломом зубовидного отростка II позвонка. В некоторых случаях вывихи шейных позвонков сопровождаются повреждением спинного мозга.
Лечение вывиха заключается в одномоментной репозиции с последующей 4-недельной иммобилизацией позвоночника посредством краниоторакального корсета. Постепенное вправление вывиха осуществляется вытяжением с помощью петли Глиссона или скелетным вытяжением, продолжающимся до 4 нед. Спустя указанный срок при любом виде лечения в случае благоприятного течения заболевания разгрузка шейного отдела позвоночника продолжается еще в течение 8—10 нед при помощи шин с головодержателями.
В дальнейшем пострадавшие нуждаются в проведении реабилитационных мероприятий для укрепления мышц шеи и спины.

При неудавшемся вправлении вывиха и появлении в связи с этим признаков сдавления спинного мозга производятся ляминэктомия и операции, направленные на вправление и фиксацию вывихнутого отдела позвоночника.
При подвывихах и вывихах в шейном отделе позвоночника, не осложненных повреждением спинного мозга, прогноз благоприятный.
Функция позвоночника, как правило, восстанавливается, и пострадавшие возвращаются к трудовой деятельности.
Однако в ближайшие 1—2 года после травмы противопоказана работа, связанная с умеренным физическим напряжением, частыми наклонами головы и вынужденным согнутым положением туловища.
Не противопоказана работа, выполняемая стоя или сидя, с небольшим физическим напряжением.
При значительной выраженности функциональных нарушений может возникнуть необходимость в переводе больных на работу другой профессии более низкой квалификации, что определяет необходимость установления III группы инвалидности.
Пострадавшие с выраженными функциональными и анатомическими нарушениями, нуждающиеся в длительном, в том числе хирургическом, лечении, признаются нетрудоспособными в обычных производственных условиях (инвалидами II группы).

Переломы поперечных и остистых отростков консолидируются через 3—4 нед после травмы, и трудоспособность пострадавших восстанавливается обычно через 4—8 нед. Однако в подобных случаях необходимо учитывать возможность развития неврологических осложнений, степень тяжести которых является критерием нарушения трудоспособности.

Переломы дужек позвонков относятся к более тяжелым повреждениям.
Лечение проводится так же, как при вывихах позвонков.
Трудоспособность пострадавших обычно восстанавливается через 10—14 нед. Больные направляются на МСЭ в случае сопутствующего повреждения спинного мозга или нервных корешков, при наличии выраженного болевого синдрома с нарушением функции позвоночника.

Переломы тел позвонков чаще происходят в местах перехода одной физиологической кривизны позвоночника в другую и обычно локализуются в нижнешейном, верхнегрудном, нижнегрудном и верхнепоясничном отделах.
К более легким относятся краевые переломы и переломы со снижением до 1/2 высоты тела позвонка при сгибательно-компрессионном механизме повреждения. К более тяжелым относятся переломы со значительной компрессией, оскольчатые переломы, особенно с клином Урбана, сдавливающим спинной мозг, и переломы тел позвонков, сопровождающиеся разрушением межпозвоночных дисков или нарушением целости элементов заднего опорного комплекса.

В настоящее время при лечении переломов тел позвонков используют 4 основных метода.
Наиболее широкое распространение получил функциональный метод, основанный на функциональных способах лечения, приводящих к созданию «мышечного корсета»; при этом расправления сломанного позвонка не происходит. В результате лечения через 2—3 мес больной получает возможность свободно передвигаться, не пользуясь ортопедическим корсетом; садиться разрешается лишь спустя 3—4 мес с момента травмы. Трудоспособность у лиц умственного и легкого физического труда восстанавливается через 6—8 мес, однако к тяжелому физическому труду пострадавшие могут приступить не ранее чем через 1 год после травмы.

Репозиционно-функциональный метод лечения заключается в постепенной, в течение 7—10 дней, реклинации травмированного позвонка при помощи реклинаторов с меняющейся высотой от 2 до 12 см и последующим наложением экстензионного корсета.
Это позволяет больным через 1 мес после травмы свободно передвигаться, однако иммобилизация корсетом должна продолжаться при небольших компрессиях до 3—4 мес, при значительных — до 4—6 мес. Метод показан для лечения больных с переломами тел позвонков со значительной компрессией, а также при нестабильных переломах.

Иммобилизационный метод лечения заключается в одномоментной репозиции и наложении экстензионного гипсового корсета на 4—6 мес. Применение этого метода целесообразно у больных со стабильными переломами при значительном снижении высоты тела позвонка.

В последние годы все чаще прибегают к оперативному лечению переломов тел позвонков. После открытой репозиции перелома стяжками различных конструкций фиксируют за дужки или остистые отростки смежные, выше и ниже расположенные интактные позвонки, перенося таким образом нагрузку на неповрежденный задний отдел тела сломанного позвонка на весь период консолидации.
Оперированным больным разрешают ходить через 2—3 нед после хирургического вмешательства. После окончания функционального лечения, через 2—3 мес, они могут приступить к работе, не связанной с подъемом тяжестей.

При нестабильных переломах фиксация позвоночника осуществляется металлическими пластинами либо костными трансплантатами за остистые отростки, или проводится операция корпородеза с костной пластикой для анкилозирования поврежденного позвонка со смежными. Сроки консолидации в этих случаях увеличиваются в 1,5—2 раза.
При небольшой степени компрессии консолидация тел позвонков происходит через 4—6 мес. После репозиции при значительном снижении высоты тел позвонков консолидация затягивается на 8—12 мес. Так же длительно происходит консолидация переломов с интерпозицией ткани межпозвонкового диска. Иногда истинной консолидации при этом не наступает, и процесс завершается формированием фиброзной спайки между отломками.
Задняя спондилофиксация не ускоряет процесс консолидации, но надежная иммобилизация может привести к укорочению срока временной нетрудоспособности.

При экспертизе трудоспособности больных с переломом тела позвонка следует учитывать локализацию перелома, срок с момента травмы, характер и степень выраженности деформации позвонка, состояние компенсации анатомических и функциональных нарушений, а также требования, предъявляемые профессией в процессе труда.

При освидетельствовании во МСЭ условно можно выделить 2 группы пострадавших.
К 1-й относятся лица, у которых к моменту медико-социальной экспертизы не прошло двойного срока, необходимого для консолидации перелома тела позвонка;
ко 2-й — лица с последствиями переломов, у которых со времени травмы прошло не менее 1 года.

При освидетельствовании во МСЭ больных 1-й группы основное внимание должно быть обращено на состояние репаративных рентгеноморфологических изменений и степень стабильности позвоночника.
При экспертизе трудоспособности больных 2-й группы, т. е. с отдаленными последствиями перелома, в первую очередь оценивается состояние компенсации нарушенных функций позвоночника.

В результате проведенного лечения может наступить полная компенсация утраченных функций, когда пострадавший фактически не предъявляет никаких жалоб и обследование не выявляет выраженных анатомо-функциональных нарушений.
В подобных случаях освидетельствуемый признается трудоспособным в непротивопоказанных видах и условиях труда.

У ряда больных может быть выявлена функциональная недостаточность позвоночника, под которой понимают комплекс субъективных и объективных признаков неполноценности поврежденного отдела.

Различают 3 степени функциональной недостаточности.
При I степени или компенсации на переделе больные жалуются на чувство скованности в позвоночнике, особенно при длительном пребывании в положении сидя, тянущие боли или неприятные ощущения во время работы в полусогнутом положении или при поднимании тяжестей.
Выявляются умеренное ограничение подвижности позвоночника, подтверждаемое рентгенофункциональным исследованием, остеохондроз межпозвоночных дисков I стадии или единичные хрящевые узлы.
Обострения радикулита наблюдаются 1—2 раза в год.

При II степени функциональной недостаточности или субкомпенсации больные отмечают боли в позвоночнике постоянного характера. Определяется значительное ограничение подвижности позвоночника, которое полностью не компенсируется, радикулит с умеренно выраженным болевым синдромом. Рентгенологически выявляется остеохондроз I—II стадии или крупные хрящевые узлы в телах позвонков.

При III степени функциональной недостаточности или декомпенсации больные жалуются на постоянные боли в позвоночнике, которые значительно усиливаются при сидении и наклонах туловища.
Из-за болей пострадавшие вынуждены постоянно пользоваться корсетом. Стационарное лечение проводится 1—2 раза в год. При ходьбе больные принимают полусогнутое (кпереди) положение. Отмечаются резкое ограничение подвижности позвоночника во всех направлениях, значительная ригидность мышц поясничного отдела, хронический радикулит с выраженным болевым синдромом, заметная атрофия мышц нижних конечностей.
Рентгенологически определяется остеохондроз II—III стадии и нередко спондилолистез.

При оценке функционального и анатомического состояния позвоночника у пострадавших с последствиями компрессионного перелома тела позвонка необходимо учитывать степень развития компенсаторно-приспособительных механизмов, выявляемых рентгенологически. Последние выражаются в фиброзных или фиброзно-хрящевых преобразованиях дисков; оссификации передней продольной связки с образованием на уровне поврежденного сегмента «костного мостика», обеспечивающего фиксацию поврежденного позвонка к проксимально или дистально расположенному интактному позвонку; формировании костного блока межпозвоночных суставов, также обеспечивающего фиксацию поврежденного отдела.
Нарушения двигательной функции компенсируются гипермобильностью неповрежденных отделов позвоночника.

Формирование и совершенствование механизмов компенсации происходят в основном в ближайшие 1—3 года после травмы.
Вслед за состоянием полной компенсации может наступить снижение степени компенсации, и напротив, со временем функциональная недостаточность позвоночника под влиянием реабилитационных мер, в том числе рационального трудоустройства, может компенсироваться.

Лица с полной компенсацией признаются трудоспособными в различных профессиях, кроме связанных с тяжелым физическим напряжением, становыми нагрузками на позвоночник и плечевой пояс (грузчики, такелажники, проходчики и т. п.).

При компенсации на пределе постадавшим не противопоказана работа в профессиях умственного, легкого и средней тяжести физического труда, связанная с ходьбой и переменным положением тела, переносом тяжестей не более 10 кг. К таковым, в частности, относятся станочные, слесарные, административно-хозяйственные работы, а также в сфере обслуживания.

Лица с последствиями перелома позвонка в состоянии субкомпенсации могут работать в профессиях умственного, административно-хозяйственного и легкого физического труда (сборка мелких изделий, предметов ширпотреба, швейные работы и т. п.).
Работа в профессиях с умеренным физическим напряжением требует уменьшения объема производственной деятельности.
Тяжелый физический труд таким больным противопоказан.

Инвалидами III группы признают пострадавших со стабильными переломами после продления срока временной нетрудоспособности при условии относительной компенсации (на пределе) нарушенных функций, выполняющих работу, связанную со значительным физическим напряжением, становой нагрузкой на позвоночник и плечевой пояс; с нестабильными переломами при субкомпенсации нарушенных функций позвоночника, выполняющих работу с умеренным или средней тяжести физическим напряжением, если необходимость перевода на другую работу связана со снижением квалификации либо значительным уменьшением объема производственной деятельности в прежней профессии.

Инвалидами II группы следует признавать лиц с переломами тел позвонков при неблагоприятном клиническом прогнозе по истечении 4 мес временной нетрудоспособности, так как они нуждаются в длительном, нередко хирургическом лечении, а также лиц с последствиями перелома при декомпенсации нарушенных функций позвоночника.

Профессиональная реабилитация пострадавших с переломами позвоночника во многом определяется состоянием компенсации нарушенных функций. Рациональное трудоустройство является профилактикой раннего развития дегенеративно-дистрофических изменений позвоночника, нередко инвалидизирующих пострадавших в отдаленные сроки после травмы.
В отношении лиц молодого возраста целесообразно использовать возможности переобучения профессиям бухгалтера, технолога-нормировщика, механика по ремонту и наладке радио- или телеаппаратуры и др. в профессионально-технических училищах в ранние сроки после травмы (через 6—10 мес), не дожидаясь полного завершения процессов репарации.

МСЭ при повреждении таза.
Переломы костей таза могут возникать в результате непосредственного удара или сдавления таза, а также при комбинированном воздействии травмирующей силы. Вывихи встречаются редко.
При непосредственном ударе по ограниченной поверхности возникают изолированные переломы. При сдавлении таза в переднезаднем или боковых направлениях с приложением большой силы возникают тяжелые множественные переломы тазового кольца: в переднем полукольце чаще наблюдаются переломы горизонтальных и нисходящих ветвей лонных костей, ветви седалищной кости; в заднем полукольце — вертикальные переломы подвздошных костей.

Классификация переломов костей таза [Трубников В. Ф., 1984] учитывает не только морфологические, но и функциональные нарушения.

Различают следующие группы переломов.
1. Переломы костей таза без нарушения непрерывности тазового кольца: отрывные переломы костей таза, горизонтальные переломы крыла подвздошной кости, крестца (дистальнее крестцово-подвздошного сочленения), копчика, переломы одной или обеих горизонтальных или нисходящих ветвей лонных костей, переломы одной из ветвей лонной кости с одной стороны и ветви седалищной кости с другой стороны. Эта группа переломов вызывает частичное нарушение динамической функции без существенного нарушения опорной функции таза.
2. Переломы тазового кольца с нарушением его непрерывности: одно или двусторонние переломы лобковых или седалищных костей, разрывы симфиза, вертикальные переломы подвздошной кости или массы крестца, разрыв крестцово-подвздошного сочленения. Эти переломы приводят к частичному нарушению динамической и опорной функций.
3. Переломы в переднем и заднем отделах тазового кольца без смещения половины таза, переломы вертлужной впадины без смещения отломков и подвывиха головки бедренной кости в сторону малого таза.
Они приводят к полному нарушению динамической и опорной функции тазового кольца.
4. Переломы в переднем и заднем отделах тазового кольца со смешением половины таза в краниальном направлении, переломы вертлужной впадины со смещением отломков и центральным вывихом бедра. Эти переломы приводят к полному нарушению обеих функций тазового кольца.
5. Переломы костей таза, осложненные повреждением тазовых органов (уретры, мочевого пузыря, прямой кишки и др.).

Переломы первой группы прогностически наиболее благоприятны, они редко сопровождаются значительными смещениямиотломков. Лечение пострадавших сводится к пребыванию на койке со щитом в функционально выгодном положении на протяжении 3—6 нед с последующей ходьбой с помощью костылей.
Обычно через 6—10 нед наступает полное анатомическое и функциональное восстановление, что и определяет длительность временной нетрудоспособности.
Показанное оперативное лечение в случае неустранимых консервативным путем смешении отломков не затягивает восстановление трудоспособности пострадавших.

Переломы с нарушением непрерывности тазового кольца, особенно при сочетании переломов переднего и заднего отделов таза, относятся к наиболее тяжелым, нередко они сопровождаются повреждением внутренних органов.

Лечение односторонних переломов без значительного смешения отломков проводится так же, как первой группы переломов, однако консолидация перелома, восстановление частично нарушенных функций таза и соответственно трудоспособности пострадавших задерживаются на 2—3 нед.

При переломах со значительным смещением отломков лечение осуществляется с применением скелетного вытяжения и гамачков на протяжении 8—10 нед, ходить больному разрешают через 2—3 мес. При консолидации перелома даже с небольшим смещением отломков биомеханика тазового кольца не страдает. Трудоспособность лиц умственного и легкого физического труда восстанавливается через 2,5—3 мес, а среднего и тяжелого физического труда — через 4—6 мес.
При первичном освидетельствовании во МСЭ тяжесть состояния пострадавших, особенно лиц физического труда, иногда преувеличивается, и без достаточных оснований им определяется группа инвалидности.
В большинстве случаев бывает достаточно продлить свыше 4 мес сроки временной нетрудоспособности с целью долечивания и к 5—6 мес после
травмы добиться восстановления трудоспособности.

Пострадавшие с большим смешением отломков или при отсутствии консолидации не могут переносить значительные статические нагрузки. Поэтому лица тяжелого физического труда вынуждены сменить профессию.
При переводе на работу другой, не противопоказанной, профессии более низкой квалификации устанавливается III группа инвалидности.

Больные с разрывом лобкового симфиза лечатся onepaтивно или консервативными методами с использованием сдавливающих гамачков и бандажей.
При благоприятном прогнозе трудоспособность восстанавливается через 3—5 мес после травмы.
У лиц тяжелого физического труда при диастазе лонного сочленения, т. е. рентгенологической ширине щели более 5 мм, могут быть основания для определения III группы инвалидности . Связано это с тем, что в переднем отделе таза лонное сочленение испытывает наибольшую статическую нагрузку, и расхождение его обусловливает снижение опорной функции тазового кольца. Пострадавшие с такой патологией не могут выполнять работу, связанную с поднятием и переноской тяжестей.

При двойных вертикальных переломах тазового кольца исходы менее благоприятные, так как бывает трудно добиться восстановления анатомического соотношения костных фрагментов, осуществляемого скелетным вытяжением либо оперативным путем.
Ходить больным разрешают через 6—10 нед при помощи костылей с опорой на неповрежденную половину таза.
Временная нетрудоспособность у лиц умственного труда составляет 4—5 мес, физического труда — до 6—7 мес.
Консолидация перелома со смещением при восстановлении непрерывности тазового кольца в большинстве случаев существенно не отражается на опорной функции таза, и трудоспособность, в том числе лиц физического труда, полностью восстанавливается. Однако неустраненное значительное смещение, особенно при повреждении крестцово-подвздошного сочленения, может вызывать нарушения статико-динамической функции тазового кольца, развитие неврологических расстройств, обусловливающих болевой синдром. Все это приводит к длительной нетрудоспособности пострадавших, нуждаемости в стационарном, нередко хирургическом лечении и обусловливает определение группы инвалидности лицам, выполняющим работу со значительным статическим напряжением.

Переломы вертлужной впадины без смещения отломков лечат скелетным вытяжением в течение 4—6 нед с последующей ходьбой при помощи костылей без нагрузки на поврежденную конечность в течение 3 мес.
Исход лечения и трудовой прогноз у этих больных, как правило, благоприятные.

Переломы вертлужной впадины с центральным вывихом бедра требуют длительного лечения, так как функция тазобедренного сустава восстанавливается медленно: часто наблюдаются сгибательно-приводящие контрактуры.
Длительность предстоящего лечения обусловливает необходимость определения больным при первичном освидетельствовании во МСЭ II группы инвалидности.
В дальнейшем оценка трудоспособности пострадавших будет зависеть от стадии деформирующего артроза тазобедренного сустава и степени нарушения опорно-двигательной функции конечности.

При переломах тазового кольца, сросшихся со значительной деформацией, либо с сохранившимися нарушениями непрерывности таза из-за постоянных перегрузок в поясничном отделе позвоночника, быстро прогрессирует остеохондроз, сопровождающийся вторичными неврологическими проявлениями.
Тяжесть последних может послужить основанием для признания пострадавших ограниченно трудоспособными или нетрудоспособными в обычных производственных условиях.

При переломах костей таза с повреждением тазовых органов трудоспособность пострадавших определяется характером повреждения, степенью нарушения функций, возникшими осложнениями.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: